Жертвы кукловодов

10:29, 13 января 2017

Подростковый суицид: как уберечь наших детей? 

В ноябре прошлого года в подмосковном Солнечногорске был задержан популяризатор и администратор нескольких сообществ «ВКонтакте», относящихся к суицидальной секте F57. Он стал известен в мае 2016-го после репортажа «группы смерти». 

Проблема подросткового суицида обрела новые формы. К сожалению, многие родители о такой опасности для своих детей даже не подозревают. 

В конце прошлого года в региональном управлении СКР состоялся брифинг, посвященный детской безопасности в интернете, а сегодня на эту тему мы беседуем со старшим помощником руководителя следственного управления СКР по Калужской области Олесей Беловой. 

- Наш регион эта беда не обошла? 

- По всей России количество детских суицидов с каждым годом растет. В нашей области в прошлом году несовершеннолетними совершено пять самоубийств. В двух случаях дети проявляли интерес к «группам смерти». Мы пришли к такому выводу, проанализировав их страницы в социальных сетях. Там содержались картинки, записи из тем суицидальных групп. Правда, утверждать, что они в них состояли, мы сейчас не можем. По материалам уголовного дела такой информации у нас нет. 

В ходе следственных действий, в том числе в образовательных учреждениях, было выяснено, что немало школьников интересуются, а некоторые даже увлекаются темой суицида. Очень много картинок негативного содержания было обнаружено – кровь, ножи, разрезанные части тела, анимационные герои, которые совершают либо половой акт, либо выражают агрессию, нападая с колюще-режущими предметами, либо имеют увечья. Много картинок с изображением китов. По одной из версий, эти млекопитающие заканчивают жизнь самоубийством, выбрасываясь на берег. По другой версии, происходит нарушение геолокации. Но предпочтение отдается первой, то есть подростки воспринимают китов как символ суицида.

Картинки с изображением китов в морской среде, в небе, в свободном полете дети сохраняют в телефонах, передают друг другу. Там же всевозможные надписи, к примеру, «Я никуда не хочу – там холодно» с изображением несчастного лица подростка, укутавшегося в одеяло. Или: «Я хочу, чтобы кто-нибудь боялся меня потерять». Это все у детей 11-14 лет. 

- Какие признаки должны присутствовать, чтобы было возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства»? 

- По любому факту смерти несовершеннолетнего в результате суицида возбуждается уголовное дело по статье 110 Уголовного кодекса. Мы разбираемся в любом случае, устанавливаем все обстоятельства. Инстинкт самосохранения – один из основных. Ребенку по идее в голову не должно прийти закончить свою жизнь так рано. Если он на это решается, значит, были какие-то очень серьезные причины. Поскольку ответственность за ребенка несут взрослые, мы возбуждаем уголовные дела и выясняем, не было ли признаков подталкивания его к этому шагу. 

- Но пока никто по такой статье у нас не был осужден. 

- Как правило, уголовные дела прекращаются в связи с отсутствием события такого преступления. Состав сам по себе очень сложный, он предполагает систематические действия, направленные именно на доведение человека до самоубийства. Это систематическое унижение, упреки «ты мне не нужен», «лучше бы ты вообще не родился», «ты никчемный, ты обуза». Такие действия родителей могут быть расценены как доведение до самоубийства. Или, например, жестокое обращение с ребенком – регулярное, направленное на то, чтобы довести его до крайности. 

Если бы мы установили в каком-то уголовном деле такие факты, конечно, виновный бы понес ответственность. У нас таких фактов не было, поэтому все дела прекращены, но мы обязаны разобраться в ситуации, по всем таким делам назначаем посмертные психологические экспертизы, выясняем, насколько ребенок был восприимчив к подобным вещам. 

- Олеся Владимировна, ведь сама проблема детского суицида и прежде существовала, сейчас это явление приняло какую-то организованную форму. 

- Раньше это были дети, доведенные до отчаяния. Во-первых, их не было в таком количестве, во-вторых, они пытались таким образом обратить на себя внимание, к примеру, из-за несчастной любви. Родители ребенка не понимают, говорят: учись, какая там любовь. И он не видит другого выхода: все, я никому не нужен. И всегда это происходило на каком-то чувственном пике, должен был быть эмоциональный толчок. И психологи, и психиатры выделяли определенные признаки суицидников: постоянно пониженное настроение, отсутствие планов на будущее. Сейчас у детей, которые заканчивают жизнь самоубийством, таких признаков не выявляют. То есть классическими суицидниками в том понимании, которые есть в психиатрическом диагнозе, они не являются. У них нет эмоционального толчка к такому поступку, как правило, отсутствует тяжелейшая жизненная ситуация. Они выполняют определенную программу. 

После ареста администратора «группа смерти» Филиппа Будейкина (Лиса) в рамках расследования уголовного дела следователям удалось выяснить, как ребенок втягивается в компьютерную игру (именно игру) со смертью. 

Администратор дает задания, они с каждым днем усложняются. Это длительный процесс, ребенок оказывается втянут в такую среду на несколько месяцев, на год и больше. Он, находясь в игре, монотонно выполняет предложенные уровни, каждый следующий добавляет ему статус, авторитет, дает бонусы. Он идет к цели, и эта цель – суицид. Но, как объясняется детям, это не конец, это просто финальный уровень, после которого будет другая жизнь, после которого дети познают истину. То есть это секта, фактически ничего нового там не придумано. Только раньше секты собирались в доме культуры и там дядька ходил, размахивая веником, а все присутствовавшие падали в обмороки. Теперь секта перекочевала на страницы социальной сети. Ребенку внушают, что он избранный, не каждый может попасть в группу. 

Вот я читала обобщенные показания выжившей девочки, участницы «группы смерти». На ее показаниях, в том числе, строится обвинение этого Лиса. 

Создается группа, куда набираются участники, их может быть тысячи. Им дается задание. Кто-то на этой стадии сразу же отсеивается – не зацепило, а кого-то привлекают интересные картинки, смысл заданий. Они выполняют их и потихоньку втягиваются. Только тот, кто четко выполняет все инструкции администратора, переходит в закрытую группу, где уже совсем другой уровень заданий. Раньше надо было прочитать определенные книги, абсолютно разнообразные – дается список. В результате в голове у ребенка образуется мешанина, потому что он читает Библию и тут же Коран, Достоевского и опус, написанный 15-летним подростком. У ребенка в голове каша, и тут возникает администратор, который эту кашу начинает утрамбовывать, навязывать те знания, которые ребенку абсолютно не нужны, – об истине, о его избранности («вот видишь, все отвалились – ты один остался»). Может, из тысячи он один и остался, но он пройдет дальше. 

- А какой интерес у администраторов «групп смерти»? Что они имеют от этого? 

- Хороший вопрос, но никто на него пока ответить не может. 

- Может, они просто психически ненормальные? 

- Психиатрическая экспертиза этого Лиса покажет. 

- Пока это единственный экземпляр, кому будут «препарировать» мозги? 

- Да. А какая логика у создателей сект? 

- Ну там, по-моему, они имеют какие-то материальные выгоды. 

- А здесь – всеобщее поклонение. «Я – доминант». Он кукловод, а все остальные его марионетки. Лис – сам по себе не очень взрослый человек, ему 26 лет, а ведь есть администраторы групп гораздо старше его. Видимо, они так самоутверждаются. 

На мой взгляд, в эти группы попадают дети, которым что-то недадали. Лис при задержании на всю страну сказал: «Зато я дал этим детям то, чего у них не было. Я их любил». 

Необходимо внимание детям, общение с ними. Вот жил ребенок сам по себе, все у него вроде бы есть: и джинсы, и телефон хороший, и мама с папой всегда вкусненькое купят, на карманные расходы дадут. А душевного тепла нет, поговорить ему не с кем. И тут находится человек, который с ним просто разговаривает: о книгах, которые подросток прочитал, о событиях, происходящих в школе. Так и втирается в доверие, обычная психологическая обработка детей. 

Есть еще такая особенность: одно из условий выполнения задания – проснуться в 4.20. Как рассказывала девочка, в это время они должны были выходить в закрытый чат. Администратор смотрит, кто вышел. Тот, кто не вышел, из группы выметается. Остальные начинают просматривать там видеоролики самоубийств. Это душераздирающие крики на заднем фоне, тревожная музыка, лужи крови. Большая часть таких самоубийств снимается кем-то на телефон и выкладывается в сеть. Мало того что ребенок поднялся ни свет ни заря, он пребывает в состоянии между сном и явью, так еще смотрит всю эту гадость, от которой взрослому поплохеет. И покинуть чат ребенок не может – его тут же исключат из группы. А он дорожит своим участием в ней, потому что там он избранный, там он особенный, не как все, идет к той самой истине, которую познать может только он. 

- А та выжившая девочка изменила потом свой взгляд на жизнь? 

- У нее была задача прыгнуть с крыши. Она спрашивает администратора: а если я испугаюсь в последний момент, не смогу? В ответ: «Мы тебе поможем». Девочка восприняла это как угрозу. Администраторы внушают детям: в этой жизни тебя никто не любит, но будет другая, где все иначе. И они в это верят! 

И вот эта девочка наглоталась таблеток, но кто-то оказался рядом, вызвал скорую, ребенок лежал в реанимации, но выжил. Потом была длительная реабилитация. Сейчас девочка понимает, что произошло, и даже дает показания. 

- Какой возраст наиболее уязвим для подобного рода воздействия? 

- От десяти лет. Дети по своей природе очень любопытны, им все интересно. Если раньше они разбирали игрушки и смотрели, что внутри, то сейчас сидят за компьютером. На экране выскакивает какая-нибудь интересная картинка, под ней ссылка. И от ссылки к ссылке они выходят на определенную группу, где для начала предлагается принять участие в игре. Дальше – больше. 

- Что делать родителям, которые даже не подозревают, в какую беду могут попасть их дети? 

- Да, многие не знают, что такое вообще существует, они так заняты зарабатыванием денег. Это, может, звучит очень банально, но надо любить своих детей. И любовь эта выражается не в том, что они купили ребенку новый гаджет, а в том, интересуются ли они, как у него дела, проводят ли вместе время, обсудили ли с ним его проблему, вникли ли в нее, поддержали ли сына или дочь. Конечно, в идеале родители должны быть друзьями своих детей, тогда у них не возникнет потребности искать эту дружбу где-то еще. Ничего нового. Раньше надо было знать, с кем гуляет твой ребенок, теперь - с кем он дружит «ВКонтакте», какие темы его интересуют. Ну не должно быть на странице одиннадцатилетнего ребенка в соцсетях группы для гомосексуалистов. Нормальный родитель должен на это отреагировать, но, увы… Если ты имеешь доверительные отношения с ребенком, то, наверное, на его странице нет пароля. К сожалению, у большинства детей запаролено все – не только соцсети, но и телефоны, чтобы мамы-папы не увидели, что и кому они пишут, с кем общаются. 

Получается, что родители сами подталкивают их к этому: дали хороший гаджет, положили туда денег, чтобы их чада могли беспрепятственно в любое время дня и ночи, в любом месте входить в интернет. Ну что ему там делать? Более того, взрослые сами создают ребенку страницу, регистрируют ее в сети, а потом хватаются за голову, пытаются переложить вину на другие плечи: куда смотрят школа, психологи, правоохранители? А вы - родили и на этом свою миссию выполнили? Многие хотят сдать ребенка в первый класс, после 11-го забрать его уже готового, воспитанного, образованного, живого-здорового. Но так не бывает. Несмотря на то что ребенок большую часть своего времени проводит вне дома, воспитывать его должны родители. И они несут ответственность за своих детей. 

Советы родителям 

 Обратите внимание на страничку ребенка в социальной сети. Основные проявления заинтересованности суицидальной продукцией: 

  • - характерные фотографии, статусы, репосты, лайки, сохраненные на своей странице либо в галерее телефона картинки с кровью, ножами, физическими увечьями, в частности, порезами, героями мультфильмов с агрессивным поведением; 
  • - «дружба» с посторонними людьми, особенно под фамилиями «Лис», «Волк», «Рейх», «Холод», «Смелый»; 
  • - вступление в тематические группы с названиями «Киты», «F57», «Тихий дом»; 
  • - размещение аудиозаписей «Киты плывут вверх», «Киты умирают в лужах бензина» и т.п. 

 Особое внимание следует обратить на время выхода в интернет - опасность таят ночные выходы. 

 Тревожным звонком должны стать ухудшение самочувствия ребенка, утомляемость, подавленность или демонстративная веселость, наличие самоповреждений (порезов на теле). 

 Как можно на более поздний срок отсрочьте регистрацию ребенка в социальных сетях. 

 Обеспечьте его занятость, режим дня с четко определенным временем выхода в интернет, исключите ночные посещения сети. 

 Не стесняйтесь обращаться за помощью к психологу, в Следственный комитет. 

Семнадцатилетний парень в качестве главной картинки на своей странице в соцсетях разместил фотографию человека, стоящего на цыпочках на краю крыши. Никто из близких не заметил, не обратил внимания 

В Рязани создана общественная организация «Центр «Спасение детей от киберпреступлений», ее руководитель Сергей Пестов потерял свою дочь. Центр мониторит социальные сети, выявляя детей, попавших под воздействие суицидальных групп. Общественная организация также передает информацию для блокировки «групп смерти». К сожалению, как отмечает С.Пестов, это не всегда бывает эффективно, так как их организаторы заранее создают резервные группы еще до закрытия основных. 

Следственный комитет РФ внес свои предложения в Государственную Думу РФ о внесении изменений в статью 110 УК РФ «Доведение до самоубийства», которые бы позволили дифференцированно подходить к ответственности за подстрекательство к самоубийству и за пропаганду суицида среди несовершеннолетних. на это. Через восемь дней после того как подросток выставил эту картинку, он сам шагнул в бездну. 

Беседовала 

Людмила СТАЦЕНКО.

Фото http://psichov.net

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.