«Мамочка, любимая, не бей!»

12:46, 10 февраля 2017

Дети родителей, к сожалению, не выбирают.

«Мама добрая, но если ее разозлить, она может накричать или избить», - восьмилетняя на момент дачи показаний Оля Зайцева явно защищала свою мать Юлию Буянову 1986 года рождения.

При этом склонности к фантазированию у ребенка эксперт не обнаружил, то есть девочка бесхитростно, не привирая, рассказывала о событиях апрельского вечера следующее. 

Второклашке надо было выучить стихотворение, но строчки никак не запоминались. Маму это разозлило, да настолько, что она схватила дочь за воротник кофты и сдернула ее со стула. Когда Оля попыталась подняться с пола, разъяренная женщина дважды ударила ребенка… ногой по шее. 

- Первый раз было не больно, потому что мамина нога была в тапке, - расскажет девочка позже врачам, которые посчитают при освидетельствовании ее синяки и ссадины. 

А потом тапок слетел, и удар босой ногой весьма крепкой в физическом плане женщины оказался куда чувствительней. Дочь начала задыхаться. Так показалось самой Ю. Буяновой. Женщина не на шутку испугалась и вызвала скорую помощь. 

Девочка приехавшим медикам пожаловалась на боль в горле. Природа их возникновения была совсем иная – явно не заболевание. Фельдшеры не могли не заметить множественные гематомы и ссадины на спине, плече, а кровоподтеки на шее такой формы, что, похоже, ребенка душили. Фельдшер напрямую спросила у Буяновой: «Кто избил девочку?» Она объяснила: учила с дочерью стих, та не могла запомнить, поэтому избила. 

Позже, уже на суде, женщина будет иначе подавать случившееся: да, разозлилась на дочь, но ударила ее случайно. Синяки, ссадины и кровоподтеки на теле ребенка образовываются сами по себе из-за того, что Оля - активный ребенок. А ее все, мол, оговаривают, уголовное дело сфабриковано. 

У бригады скорой помощи не было и не могло быть никакой неприязни к Буяновой, во всяком случае на момент осмотра девочки. Фельдшеры исполнили свой долг – позвонили в полицию, чем вывели женщину из себя: она устроила медикам скандал, посыпались угрозы. Чтобы избежать в свой адрес ложных обвинений, одна из фельдшеров даже стала записывать разговор с Буяновой на мобильник. Дожидались приезда сотрудников полиции в коридоре, там пообщались с соседями, им было, о чем рассказать. 

Мать с дочерью проживали в коммунальной квартире, занимая одну из трех комнат. Личная жизнь у Буяновой не складывалась, возможно, в силу ее непростого характера – многие отмечали ее вспыльчивость, агрессивность. 

Оля родилась в гражданском браке, родители вскоре расстались. Папа платил алименты, но дочерью не занимался – у него была другая семья. Похоже, Буянова за все неприятности в своей жизни отыгрывалась на ребенке, будто мстила за неустроенность. 

Соседи по квартире нередко слышали, как мать кричит на девочку, материт ее и не просто шлепает от раздражения, а избивает с регулярностью один-два раза в неделю. Сердце в общем-то посторонних людей надрывалось, когда они слышали то звук удара книгой по голове, то рукой по телу и вопли девочки: «Мамочка, пожалуйста, не бей». Соседи, становясь невольными свидетелями этих экзекуций, из-за двери требовали прекратить издеваться над ребенком, но Буянова игнорировала. 

В тот апрельский день она особенно разошлась, соседи пригрозили вызвать полицию, позвонили на 02, но первой приехала скорая помощь. 

Юлия Буянова после вопиющего случая попала в поле зрения инспекции по делам несовершеннолетних и ПДН. Только это мало что изменило в привычной жизни неполной семьи. В уголовном деле фигурируют еще два факта, которые с уже вышеописанным свидетельствуют о систематических побоях, их Уголовный кодекс трактует как истязание. 

В конце июня Оля находилась на детской площадке в школе, когда мать позвонила и велела ей прийти домой пораньше. Вожатый лагеря не разрешил уйти девочке без родителей, а досталось именно ей. Буянова дважды ударила ее по спине, потом толкнула так, что Оля ударилась спиной о батарею в коридоре школы, и, наконец, схватив за волосы, потащила к классному руководителю. 

На следующий день мать снова избила дочь за то, что та заигралась на улице: два удара рукой по голове и один пинок по ноге. 

Да, педагогика для Ю. Буяновой – объект неопознанный, и чувство материнства, видимо, какое-то недоразвитое. В данном случае методы воспитания Буяновой были скорректированы возбуждением уголовного дела. Ей предъявили обвинение в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем, соединенное с жестоким обращением с ребенком (ст.156 УК РФ), и в истязании (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ). 

- Это сама по себе редкая ситуация, поскольку тяжело выявить и доказать такие факты, - прокомментирует старший помощник прокурора г.Калуги Андрей Троицкий, поддержавший обвинение в суде. – Неравнодушные соседи поставили в известность отца ребенка, и тогда уже он написал заявление в правоохранительные органы. Медики при вызове констатировали, что у девочки телесные повреждения, и полиция провела проверку. Характер повреждений, время их нанесения и то, о чем говорили соседи, в своей совокупности дали полную картину преступления. Иначе было бы недостаточно оснований для того, чтобы дело ушло в суд. 

Как еще заметил Андрей Константинович, детям тяжело открыться посторонним людям. Для Оли мама – любимый человек, какая бы она плохая ни была, она ее всячески старалась выгородить. В судебном заседании девочка не говорила то, что говорила следователю в присутствии педагога. Для нее это была психотравмирующая ситуация, она плакала, держала Буянову за руку. Если бы была старше, может, воспринимала случившееся иначе, а сейчас мама для нее – самый близкий и единственный родной рядом человек. 

Видимо, этим объясняется и гуманность приговора. По совокупности преступлений Ю. Буяновой было назначено 3 года 9 месяцев лишения свободы, но условно, с испытательным сроком, в течение которого она должна доказать свое исправление. На суде-то женщина плакала, уверяя, что любит дочь, всячески о ней заботится, истязать и в мыслях не было. Всем хочется в это поверить.

Имена и фамилии действующих лиц изменены. 

Кстати 

К сожалению, нередко дети становятся жертвами преступлений, совершенных взрослыми в семьях, о чем свидетельствует сегодняшняя подборка информаций.

Не лучше ли быть сиротой?  

С 2010 по 2015 год мужчина совершал насильственные действия сексуального характера в отношении своей падчерицы 2004 года рождения. В прошлом году он на почве конфликта с девочкой избил ее хоккейной клюшкой. 44-летний калужанин признан виновным по п. «б» ч.4 ст. 132 и ч.1 ст. 116 УК РФ. По приговору суда он будет отбывать 12 лет 7 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима, сообщает Юлия Фомичева, следователь по особо важным делам СО по г.Калуге СКР. 

Апрельское обострение 

Жительница областного центра (28 лет) 5 апреля прошлого года поясом от халата задушила свою малолетнюю дочь. 

Согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы, на момент совершения общественно опасного деяния женщина страдала временным психическим расстройством, что лишало ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. 

Как информирует старший помощник прокурора области Татьяна Гильдикова, суд отправил ее на принудительное лечение в специализированный психиатрический стационар. 

Постановление суда в законную силу не вступило. 

Автор Людмила Стаценко

Фото rusargument.ru

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме