Самый «улётный» праздник

10:32, 14 февраля 2017

В Малоярославце 9 февраля отметили День работника гражданской авиации РФ.

В нашем небольшом городе нет ни аэропорта, ни самолётно-вертолётного парка. Но лётчики и вертолётчики есть. Разными судьбами они попали в Малоярославец. Как, например, Пётр Стрыков. Выйдя на заслуженный отдых, они с женой Лидией Дубковой переехали сюда из Ашхабада на постоянное место жительства.

 В молодости я летала борт-проводницей в Туркменском управлении гражданской авиации. Стрыков был командиром самолёта Ту-154. Чувствовалась какая-то уверенность и стабильность, когда в командирском кресле пилотской кабины находился этот спокойный и доброжелательный профессионал. В конце обязательной информации перед взлётом самолёта я сообщала: «Уважаемые пассажиры, наш рейс 702 по маршруту Ашхабад - Москва выполняет экипаж Туркменского ордена Дружбы народов управления гражданской авиации. Командир корабля - заслуженный пилот Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Пётр Яковлевич Стрыков». 

При этих словах я всегда немного отодвигала штору, разделяющую рабочее место борт-проводников и салон, и наблюдала за реакцией людей в большом салоне самолёта, вмещающем около двухсот пассажиров. Реакция всегда была потрясающей. Люди несколько приподнимались в кресле, насколько это позволяли привязные ремни, перешёптывались, переглядывались и улыбались. Ведь звание заслуженного пилота и кавалера орденов вселяло уверенность, что всё будет нормально и рейс закончится благополучно. Командир не допустит ошибок, найдёт выход из любой сложной ситуации. 

Согласно полётному заданию бригада бортпроводников летает с разными экипажами. Но только с командиром Стрыковым мне довелось однажды встречать Новый год на высоте десять тысяч двести метров.  В Ленинграде, как и во многих других городах, у нас была смена экипажей. То есть прилетевший экипаж размещался для отдыха в профилактории для лётного состава, а тот, который здесь отдыхал, возвращался на базу. В ожидании следующего рейса мы всегда всем экипажем ходили в театры, музеи, на различные мероприятия. С билетами почти никогда не было проблем. Во-первых, помогали лётная форма или удостоверение, во-вторых, обаяние и обходительность командира. 

Родился Пётр Стрыков 15 апреля 1933 года в селе Богословка Тамбовской области. Как и многие мальчишки, мечтал стать пилотом. Окончил Краснокутское лётное училище. Вручая удостоверения пилотов, начальник политотдела училища сказал, что в октябре 1948 года от сильнейшего землетрясения пострадала Туркмения. В городе Ашхабаде остались целыми всего три здания, много людей погибло и пострадало. Нужна помощь в восстановлении народного хозяйства. И весь выпуск как один сделал шаг вперёд. Таким образом русский паренёк оказался в лётном отряде туркменского города Ташауза. Летать начинал на самолёте По-2. Затем несколько раз переучивался на другие типы самолётов: Ан-2, Ли-2, Ил-18, Ту-154, на командира корабля, на пилота-инструктора, коим он, уча молодых пилотов лётному мастерству, проработал 25 лет.

Звание заслуженного пилота Пётр Яковлевич Стрыков получил 18 августа 1983 года. А это ко многому обязывает. И просто так его не присваивают. Оно складывается из массы составляющих. Одна из них, пожалуй, самая важная – безаварийный налёт часов. У Стрыкова он составляет ни много ни мало более 22 тысяч часов. Как-то на досуге он подсчитал, что это три года, проведённые в воздухе. 

В его лётной практике имели место экстремальные ситуации. После одной из них у него даже промелькнула мысль, что больше он никогда не подойдёт к самолёту и не сядет за штурвал. Но больше трёх дней эта мысль не продержалась и исчезла. Довелось ему совершать полёт при длительном обледенении самолёта, а также в грозовом облаке. Самолёт бросало так, что членов экипажа и пассажиров выбрасывало из кресел. Сильно пострадала бортпроводница, навсегда оставшись инвалидом, и все пассажиры, кто не был пристёгнут ремнями. 

Однажды при заходе на посадку по крутой глиссаде в аэропорт города Красноводска уже при выпущенных закрылках по причине неисправности стабилизатора самолёт Ту-154 при полной пассажирской и коммерческой загрузке стал запрокидываться носовой частью. С большими усилиями удалось найти правильный угол снижения, выровнять самолёт и произвести посадку. 164 пассажира ничего не заметили и даже не подозревали о возможной катастрофе.  

Навсегда запомнился случай, имевший место в самом начале его лётной работы в 1956 году. Это было его, так сказать, первое боевое крещение.  В тот год в среднеазиатских республиках и близлежащих зарубежных странах выпало чрезвычайно много снега, было холодно. Погибал скот, содержащийся в естественных условиях. С борта  самолёта Ли-2 надо было на границе с Ираном выбрасывать тюки с предметами первой необходимости и тюки с прессованным сеном для скота. Два таких объёмистых тюка при падении зацепились за стабилизаторы с обеих сторон. Управление самолётом стало невозможным. Тряска была такая, что показания приборов стали недоступными, повреждён важнейший прибор – высотомер. Путём невероятных усилий экипажу удалось стряхнуть зацепившийся груз, выровнять машину и посадить самолёт. 

С Днём гражданской авиации Петра Яковлевича поздравили друзья, сын Виталий, радист самолёта Ил-76, дочь Нина, музыкальный работник, внуки и правнук. К их поздравлениям присоединяется с пожеланием благополучия, добра и здоровья автор статьи.

Людмила ТКАЧ.

Фото автора и из семейного архива П.Я. Стрыкова.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.