Любил, но странною любовью

11:05, 17 февраля 2017

Жертва домашнего насилия.

Денис Ватюшин шел убивать свою жену Елизавету. Просить прощения, мириться, признаваться в любви с ножом ведь не ходят. 

Почти два месяца он ежедневно выпивал – нет, не стопочку для аппетита после тяжелых трудовых будней. В какие-то дни Ватюшин и до работы-то не доходил после возлияний. 2 ноября, в среду, по этой причине он остался дома. Употребил три бутылки водки и пять литров пива. Был очень пьян, но, как оказалось, не настолько, чтобы свалиться без чувств. Чувства были – ненависть к жене, которая его отвергла, жалость к себе и снова злость – как она посмела. Покоя не давало одно желание – разобраться с женой. Он созванивался с ней днем, хотел прийти на работу, поговорить, а она: «Не приходи!» 

Логика отставника поражает. Как потом Ватюшин расскажет следователю под протокол, он, несмотря на отказ встретиться, хотел явиться и попросить прощения. Прихватил из квартиры самодельный нож, чтобы… напугать супругу и таким образом подтолкнуть ее к правильному решению, то есть к примирению. 

Трагедия этой конкретной семьи как под копирку – таких историй тысячи. 

Лиза была еще совсем девчонкой, когда влюбилась в Дениса, лет на пять ее старше. Присмотреться, проверить свои чувства стало как-то несовременно. А скороспелые браки редко бывают прочными. В 18 лет Лиза забеременела, до родов молодые успели узаконить свои отношения, родилась дочь. Куда спешили? 

Семейное счастье оказалось коротким. С годами все четче стали проявляться не лучшие качества супруга – любил выпивать, рыцарство с каждой последующей рюмкой куда-то улетучивалось, вместо этого ругань по любому поводу и без, обидные слова, а потом и рукоприкладство. 

Вот ведь известная истина: ударил муж в первый раз – обязательно будет и второй, и десятый раз, если простить. Жалеть, прощать, терпеть, не выносить сор из избы – чаще всего этим страдают наши женщины. И потому, что наивно верят очередным обещаниям домашнего тирана «больше ни-ни», и потому, что чаще всего деться некуда, некому защитить. 

Елизавета даже своей матери не жаловалась. Бывало, приходила с ребенком к ней ночевать, скажет только, что Денис пьян, ведет себя плохо. А если мать замечала синяки и спрашивала, откуда они, отвечала: просто упала, ударилась. Лишь в начале прошлого года, когда муж чуть не выбил ей передние зубы (есть даже не могла), открылась. Тогда она решила от него совсем уйти. Но вновь пошла на попятную, когда Ватюшин пришел и чуть ли в ногах не валялся, вымаливая прощение у Лизы и ее матери, обещая отдавать всю зарплату и больше «пальцем не трогать» супругу. Жена не верила, а у тещи сердце дрогнуло. «Прости его в последний раз, - попросила она дочь. – Ребенку ведь нужен отец». 

Чуда не случилось: Ватюшин, спустя какое-то время, в очередной раз пустил в ход кулаки. И это стало последней каплей терпения, женщина приняла окончательное решение о разводе. 

Такие, как Ватюшин, интеллигентно с женами не расстаются. Он себя считал хозяином положения, супругу - своей собственностью. Ею он давно не дорожил - с любимых обычно пылинки сдувают, ну уж как минимум уважают. А здесь какой-то домострой или что-то, возможно, даже из области психиатрии. Ну как еще таким самоутверждаться? 

- Ты до развода не доживешь! - угрожал он Елизавете. 

Об этом и ее мать знала. Хотелось думать, что это пустые слова. Но 3 ноября в два часа ночи женщину разбудили сотрудники полиции, чтобы сообщить – Ватюшин убил ее дочь.

Как это ни парадоксально звучит, но противостоять домашнему насилию может разве что сильная женщина, да и то пройти этот путь надо через такие тернии. Посмотрите: телеэкраны пестрят схожими семейными драмами, только у звезд кино и шоу-бизнеса есть адвокаты, привлекается общественность, есть, наконец, куда уйти. Большинство молча мотают слезы на свой кулак в силу ряда понятных причин: где тот закон, который тебя защитит? И когда? Процесс больно длительный, а мужнин кулак – близко. 

Лиза Ватюшина в полицию обратилась в середине октября прошлого года. По показаниям помощника участкового уполномоченного, фигурирующих в деле, она ему сообщила, что подала на развод с супругом, который ей всячески препятствует в этой процедуре, грозит забрать ребенка. Женщина попросила полицейского побеседовать с ним, а вот о побоях ничего не сказала и заявления не писала. Страж порядка этого и не предлагал, поскольку из диалога правонарушения и преступления со стороны мужа обратившейся не усматривалось, личность Ватюшина ему была неизвестна – к административной ответственности он не привлекался. 

Тем не менее помощник участкового отправился в тот же день побеседовать с гражданином,  дверь ему никто не открыл. Ватюшин был в отъезде, но ответил на телефонный звонок. Побеседовали на расстоянии, тот пообещал разводу не препятствовать. И действительно, как позже подтвердит Елизавета полицейскому, зашедшему в магазин, где она работала на кассе, разговор у супругов состоялся, муж был согласен развестись. 

По признанию самого Ватюшина, два последних месяца он находился в запое, виновата в этом, конечно же, была супруга: он-то хотел сохранить семью, а та решила разводиться. Муж неоднократно предлагал продолжить совместное проживание. Ну да, иногда он бил жену, не исключает, что причинял ей телесные повреждения, но потом же извинялся. 

Итак, днем перед убийством Ватюшин пропустил через организм несколько литров спиртного и поздно вечером решил пойти к жене на работу попросить прощения. В этот день супруги разговаривали по телефону, и Денис знал, что Лиза в магазине – у них ревизия. 

- Позови жену, - попросил Ватюшин подругу своей супруги Марину Быстрову. 

- Да лучше бы ты шел отсюда, - ответила та. 

Всего пару недель назад она была свидетельницей конфликта, случившегося здесь, в магазине. Пьяный Ватюшин, никого не стесняясь, набросился на Елизавету, избил, даже ногой пнул. Тогда ему помешали, остановили, но в полицию обращения не было. 

- Я в последний раз пришел, поговорить надо. Позови, - настаивал семейный дебошир. 

Подруга позвала Лизу. В магазине были и другие сотрудники. Чувствуя, что может произойти какой-нибудь инцидент, некоторые из них держались неподалеку, чтобы в случае чего вмешаться. Но никто не мог знать, что на уме у Ватюшина. 

Нетвердо держась на ногах, он попросил жену поцеловать его в последний раз. Та умоляла не подходить к ней. Но разве же этим остановишь того, кто пришел сводить счеты. Ватюшин ринулся к Лизе, схватил ее за волосы, достал из внутреннего кармана нож. 

- Лиза, беги! – крикнула Марина, оценив критичность ситуации. 

Она пыталась встать между супругами, но тот ударом в лицо свалил с ног подругу. А Лизе не удалось далеко убежать, она поскользнулась на льду и упала, муж занес над ней руку с ножом. Подбежавший грузчик с лопатой в свою очередь замахнулся на Ватюшина, и тот отступил на какой-то момент. Но потом вновь погнался за своей жертвой. Несколько человек, пребывая в панике, забежали в магазин, Лиза рванула на второй этаж, там ее муж и настиг. 

- Помогите! Спасите! – кричала бедная женщина, а Ватюшин кромсал ее ножом. Он нанес ей не менее 20 ударов, куда придется. Остановился только, когда увидел кровь. Потом сбежал с места преступления. 

Лизу спасти не удалось - слишком серьезные были ранения. Она скончалась в «скорой помощи». Ей было всего 28 лет. 

Ватюшина задержали в тот же день. Раскаивается, готов понести наказание. Суд еще не вынес ему приговор. В любом случае это несколько лет отсидки и потом совсем другая жизнь. Ватюшину всего-то 33. Дочери его теперь маму и папу заменяет бабушка. 

Вот такая всего лишь одна из многих бытовых семейных трагедий случилась минувшей осенью в Дзержинском районе. 

(По материалам уголовного дела, предоставленным региональным управлением СКР). 

Имена и фамилии фигурантов изменены. 

Меж тем… 

Закон о декриминализации бытового насилия уже подписан президентом. То есть если раньше за битье жены мужем над последним висела угроза лишения свободы до двух лет в соответствии со ст. 116 УК РФ, то теперь побои выведены из состава уголовных преступлений, они переведены в разряд административных правонарушений. 

Что из этого следует? Штраф 30 тысяч рублей, арест на 15 суток или исправительные работы. 

Если, к примеру, муж-дебошир не одумается после таких мер, последует уголовная ответственность. 

Обсуждение изменения закона вызвало широкую дискуссию и даже разделило общество. По данным опроса ВЦИОМ, 59 % опрошенных при общем отрицательном восприятии побоев высказались за смягчение наказания за первый случай нанесения побоев между близкими родственниками. Неизвестно, есть ли в этом числе битые и униженные жены. 

И еще одно слово о дурацкой поговорке «Бьет - значит, любит». Тем, кто так считает, простое пожелание: испытайте на себе.

Людмила Стаценко.


 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.