Памяти учителя и воина

11:15, 28 апреля 2017

5 мая на здании Мокровской средней школы Куйбышевского района установят знак в честь бывшего директора школы – Валентина Полуянова.

Валентин Васильевич Полуянов всю свою долгую и прекрасную жизнь был примером для многих, кумиром своего поколения, человеком долга и дела. 

Родился он в далеком 1917 году в большой крестьянской семье. Отец -кузнец, мать - батрачка. Малая его родина - село Мокрое тогда ещё Смоленской губернии. Закончив восьмилетнюю Мокровскую школу, продолжил учиться в городе Кирове, где получил уже среднее образование. Впоследствии успешно защитил диплом учителя в Козельском педагогическом училище. Вернувшись в родные места, работал преподавателем в Суборовской школе, затем директором Верхне-Студенецкой школы. 

1941 год. Немцы уже взяли Смоленск. В кабинет военкома не вошел, а вбежал молодой директор школы. «Почему мне не присылаете повестку?» - «У вас броня, не имею права», - был ответ сурового военкома. «А у меня права больше, я так уйду», - заявил Полуянов. Хорошо зная директора школы, военком понимал, что он сделает так, как сказал. В августе 1941 года рядовой Валентин Полуянов уже копал противотанковые рвы вокруг пояса обороны Москвы, а вскоре встретил ненавистного врага уже в холодных окопах Подмосковья со своим противотанковым ружьем. 

«Были моменты, - вспоминал он, - когда фашисты рядом, мы слышали друг друга, нас разделяли какие-то метры. Но эти чужие, приглушенные голоса, необыкновенная тишина так давили на нервы, что хотелось броситься к своему оружию и стрелять, стрелять в эту темноту и кричать: гады, гады, получайте гады, мать вашу... 

В эти дни и часы тишины, когда немцы готовили силы к очередному рывку на столицу, а мы - к надежной пока обороне, с боевых постов нас сменяли другие бойцы, и мы, холодные до костей, окунались в тепло землянок, где на земле мерцали жаркие угли костров. Наступали минуты блаженства от того, что, раздевшись полностью и сняв исподнее, мы трясли всю эту одежду над углями и безумно радовались тому, как сползавшие ручейками с гимнастерок вши трещали на углях. Наступало такое облегчение, что тут же засыпали. 

Росла оборона, росло подкрепление, особенно за счет сибиряков, заметно увеличилось число танков и артиллерии. 

Настал день и час, когда жаждущие увидеть Москву немецкие вояки ощутили такую силу духа советского солдата, такую отвагу, такой порыв и жертвенность во имя любимой Родины, что, не выдержав такого натиска, бежали, оставляя за собой груды уничтоженной нами военной техники». 

Когда немцы были отброшены от Москвы и столице уже ничего не угрожало, отличившегося в боях минометчика Полуянова направили на короткие артиллерийские курсы. После их окончания в составе 43-й, а потом 49-й армии он со своим артиллерийским полком прошёл горькие и победные дни войны и встретил Победу в освобожденном Кенигсберге. Был несколько раз ранен. За мужество и героизм, проявленные умелые действия в ходе военных операций был удостоен ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени. Дважды награждён орденом Красной Звезды и боевыми медалями. 

Радость Победы была недолгой. Через несколько дней специальный военный эшелон с личным составом и пушками, закрытыми чехлами, немного снизив скорость на московской станции, продолжил путь на Дальний Восток. 

«Когда ехали через Москву, - рассказывал старший лейтенант Полуянов, - буквально у всех солдат и офицеров на глазах были слёзы. Столица ликовала! Нам в окна бросали охапки цветов. Мы ловили их и целовали со слезами, вдыхая запах родной земли. 

И не ощутив ещё радости Победы, мы уезжали на другую войну, войну с японцами». 

И ещё одна награда нашла советского офицера - медаль «За победу над Японией». 

Вернувшись израненным в родное село, Валентин Васильевич Полуянов начал работать учителем в Мокровской школе, одновременно обучаясь в Смоленском учительском институте. Затем закончил Смоленский педагогический институт, который давал уже высшее образование. 

Всю свою жизнь он работал и учился. Воевал и учился военному искусству, работал и учился искусству педагога. 

Когда я смотрю прекрасный фильм «Офицеры», всегда вспоминаю Валентина Васильевича. Он был очень похож на артиста Ланового. Всегда опрятный и подтянутый, чуткий и внимательный. Его строгость сочеталась с какой-то мягкостью. Его любили все. Был один момент в жизни Полуянова, который мог изменить его сложившийся уклад. 

Это был 1965 год. В то время я работал секретарем Куйбышевского райкома партии. Нам нужно было подобрать кандидатуру на пост секретаря райкома по идеологии. Выбор пал на директора Мокровской средней школы Валентина Васильевича Полуянова. Он уже был в зените славы не только в районе, но и в области. Из разговора с ним я понял, что мы отнимаем у него любимое занятие, отрываем от дела, которому он посвятил многие годы. Но нужен был именно такой человек на посту секретаря по идеологии. И по принятой партийной привычке, прерывая наш разговор, я заявил: «Партии это надо, Валентин Васильевич!» - «Если партии надо, то что я могу сказать?» 

Утром следующего дня на пороге моего кабинета неожиданно появилась его жена: «Что вы делаете, Сергей Фролович? Он же тяжело болен». «А почему он сам ничего мне не сказал?» - спрашиваю её. «А он ничего другого не может ответить на слово «надо», вы разве этого не знаете?» Разговор этот мне запомнился на всю жизнь. Он был настоящим коммунистом, готовым не считаться ни с чем, идти туда, куда направляла партия. До конца жизни верный своим принципам, коммунист бережно хранил комсомольский и партийный билеты. В тридцатом году он получил комсомольский билет образца 1929 года ещё с двумя орденами – Боевого Красного Знамени и Трудового Красного Знамени. И не только хранил их, а считал своей гордостью и знаменем. 

Он продолжал работать директором школы, которая вскоре стала школой передового опыта в Калужской области. То новое, что рождалось в школе, он настойчиво продвигал в жизнь, делился опытом и радовался, когда этот опыт подхватывали другие. Его родная школа была одной из тех школ области, где впервые ребята учились работать на тракторе, умению работать животноводом, слесарем. А вне школы этот неугомонный человек вёл большую общественную работу. Ни одно большое мероприятие в районе не обходилось без его участия. Он был не только гостем встреч, конференций, торжеств, но и выдающимся агитатором и их организатором. С боевыми наградами заслуженного учителя Российской Федерации хорошо смотрелись награды трудовые. Это первый орден страны - орден Ленина, орден «Знак Почета» и заслуженные медали.

Сергей АРБУЗОВ.


 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.