«Впредь ни к каким казённым подрядам не допускать!»

10:48, 16 июня 2017

Уникальный документ рассказал о том, как в XVIII веке боролись с коррупцией на Калужской земле

С коррупцией в России боролись с незапамятных времён, в том числе и в Калужской губернии. Одним из свидетельств этому является интересный документ, который принёс в редакцию «Вести» председатель Калужского клуба коллекционеров Сергей Нелюбов. 

Речь идёт об указании императрицы Екатерины Второй, в котором сообщается о наказании ряда калужских чиновников, уличённых в мздоимстве при организации закупки провианта и фуража для нужд армии. 

- Документ появился у меня в процессе подготовки к выставке «Русские письмена», посвящённой Дню славянской письменности и культуры, - рассказал Сергей Нелюбов. - Я собирал необычные экспонаты, интересные письменные источники, документы. И один из коллекционеров из города Мещовска предоставил мне этот раритет, который, на мой взгляд, и сегодня не потерял своей актуальности. 

Документ датирован 1 июня 1763 года, отпечатан на бумаге с водяными знаками в Москве, в Сенатской конторе. Что интересно, уже тогда в России действовало антикоррупционное законодательство – Манифест о лихоимстве, на который ссылается Екатерина Вторая. 

«Калужский провинциальный воевода, титулярный советник Мясоедов, товарищ его (заместитель. – Прим. авт.), коллежский асессор Юров, секретарь Степан Топоров и канцелярист Иван Пафнутьев явились не только против установленных НАШИХ законов преступниками, но и похитителями НАШЕГО высочайшего интереса, при всей той доверенности, которая сопряжена с должностью и присягою их к сохранению НАШЕЙ пользы, а особливо за состоявшимся НАШИМ всемилостивейшим июля 20 1762 года о лихоимстве Манифестом», - говорится в документе. 

Далее следует подробный рассказ о совершённом преступлении. Чиновники заключили подряд на поставку в Киевский кирасирский полк продовольствия и фуража, нарушив при этом требования указа Главной провиантской канцелярии. Злоумышленники сговорились с калужским купцом Чуриковым о поставках указанного провианта и фуража по значительно завышенным ценам и получили от него за это взятки. 

«Забыв страх, честь, совесть и присягу, на столь гнусный поступок отважились, договариваясь о взятках наглым и бессовестным образом», - пишет императрица, раскрывая подробности коррупционной схемы. 

Воевода сначала просил от подрядчика тысячу рублей, а согласился и взял пятьсот. Его заместитель просил четыреста, а взял триста. Секретарь и канцелярист получили по 150 и 50 рублей соответственно. 

При этом мздоимцы не допустили к подряду прочих купцов, которые желали поставлять провиант и фураж по более низким, чем купец Чуриков, ценам. 

За преступлением последовало наказание. Причём Екатерина Вторая проявила изрядное милосердие к осуждённым, учла их происхождение и прошлые заслуги и заменила положенную в таких случаях смертную казнь на другие виды наказания. 

«Во всём же вышеописанном упомянутые воевода со своими сообщниками не токмо изобличены, но и сами признались, - отмечает она. – И хотя неизбежно таковые по законам сущие преступники подлежат смертной казни, но Мы из единого врождённого в НАС человеколюбия от столь поносной казни их освобождаем». 

Повелением императрицы воевода Мясоедов и его заместитель Юров были лишены всех чинов и сосланы в их деревни, где содержались под караулом. Секретаря Торопова отослали в отдалённый город, навечно определив его в канцелярские служащие низшего разряда. А канцеляриста Пафнутьева высекли плетьми и навсегда отправили в солдаты в отдалённый гарнизон. Кроме того, все мздоимцы вернули полученные в качестве взяток деньги, которые были определены на нужды госпиталя. 

Что касается купца Чурикова, то можно сказать, что он в этой истории вышел сухим из воды. Контракт с ним был расторгнут как «фальшивый». Монаршим повелением купца обязали вернуть только те деньги, которые он получил в результате завышения стоимости поставляемого товара. Разницу посчитали от стандартной цены, по которой закупались фураж и продовольствие для войск калужского гарнизона. Кроме того, императрица распорядилась впредь не допускать Чурикова ни к каким казённым подрядам. 

Результаты расследования злоупотреблений по воле Екатерины в назидание другим чиновникам были опубликованы «во всенародное известие» и разосланы в российские губернии. 

- Историческая ценность этого документа достаточно высока, несмотря на то что он печатный и был издан не в одном экземпляре, - отметил Сергей Нелюбов. - Первый экземпляр с гербовой печатью, подписанный самой Екатериной Второй, вероятнее всего, до сих пор хранится где-то в государственных архивах. У нашего коллекционера оказался рассылочный экземпляр, но его текст абсолютно идентичен оригиналу. Сохранность бумаги XVIII века высокая. Думаю, что это хороший памятник как документов, так и полиографии того времени. Он очень интересен с точки зрения развития русской письменности. 

Думаю, калужанам будет интересно познакомиться с этим документом. Ведь это наша история, в нём указаны фамилии, персоналии, относящиеся именно к нашему региону. А действующие лица вошли в историю Калужской губернии, пусть и не с самой благовидной стороны. Губерния тогда ещё не была наместничеством, Екатерина к нам ещё не доехала, но, как видим, это не мешало ей реагировать на поступающие сигналы о том, что в Калужской губернии не всё в порядке. 

В настоящее время документальное свидетельство борьбы с коррупцией в XVIII веке возвратилось к своему владельцу в Мещовск. Но, вероятно, императорское послание ещё будет представлено на других выставках, потому что большинство коллекционеров не держат свои сокровища под замком. Многие предоставляют их для различных выставок, в том числе российских и международных. 

Да и тема борьбы с коррупцией, к сожалению, и сегодня, 250 лет спустя, в России не теряет своей актуальности.

Алексей ГОРЮНОВ.


 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме