Жизнь после смерти

12:43, 07 июля 2017

Собутыльника обвинили в краже и приговорили к казни

Компанию пьющих сплачивает не дружба, а бутылка. Она же, как показывает практика, нередко ссорит присутствующих, выявляя непримиримые противоречия и пробуждая самые худшие человеческие качества. 

То есть градусная жидкость, как лакмусовая бумажка, снимает маски и выворачивает нутро наизнанку. 

Кто-то из жителей дома на улице Энгельса в Обнинске в ночь с 1 на 2 марта прошлого года уже безмятежно спал, кто-то досматривал телевизионные ужастики, и никто не мог даже заподозрить, что у них под боком, в лифтовой, разворачиваются события, не уступающие выдуманным киношным ужастикам. 

А начиналось все банально. Хозяин лифтовой (переоборудованная подсобка для служебного жилья)  Александр Артемов был гостеприимным, особенно когда к нему захаживали со своим горячительным. 

А захаживали часто и многие, повод был всегда: поработали – можно отметить, не работали – почему бы не выпить. Вот и в тот вечер к нему на огонек завернули три товарища: Николай Чекулин, Игорь Шевелков, работавший в его бригаде, и Олег Артышный (его имя и фамилия изменены), позже к ним присоединился Алексей Комиссаров. 

Странные все-таки эти мужчины: не тянуло их к семейному очагу, к женщинам интереса не проявляли. Все заменяла бутылка, весь мир сузился до диаметра ее горлышка: выпить-закусить, побалаболить, упасть в пьяном угаре… И на следующий день – все по тому же кругу. 

После полуночи двоих из компании сморил сон. Остальные продолжали соображать на троих. Наступил момент выяснения отношений – Шевелкову двое собутыльников предъявили обвинение в краже инструментов на работе. Тот не сознавался. Допрос продолжили в пристрастием, сначала Артемов (хозяин жилища) накинул шнур на шею Шевелкову и подзатянул – не сильно, так, попугать,  потом то же самое проделал Чекулин (якобы у него «обвиняемый» спер инструмент). 

Допрашиваемый был слишком пьян, мало что соображал и совершенно не сопротивлялся. Удавкой дело не ограничилось. Артемов отлучился по естественным надобностям, а вернувшись, увидел на голове у Шевелкова появившуюся рану и на полу молоток, который до этого находился на столе. Но никаких вопросов предпочел не задавать, троица продолжила выпивать. При этом увлекательном процессе хозяин лифтовой уснул, а разбудил его упавший на него стол. Он услышал, как Шевелков кричал: «Не бей! Не бей!», и глухой звук удара. Глаза Артемов сумел-таки открыть и увидел, как Чекулин дважды ударил молотком приятеля. Тот завалился на бок и захрипел. 

О товарище позаботились – прикрыли одеялом и… продолжили возлияние. 

Комиссаров и Артышный ночную разборку начисто проспали. Первый прикрытый труп принял за спящего собутыльника и спокойно отправился в гараж, который находился в д.Кабицыно. А вот второй понял, что на полу бездыханное тело - голова и одежда в крови, испугался и под предлогом сходить за сигаретами попросил Артемова открыть ему дверь. Тот выпустил приятеля, который тут же отправился на железнодорожную станцию, чтобы уехать к брату в Москву, подальше от неприятностей. 

В лифтовой остались трое – неживой Шевелков с пробитой головой, Артемов (куда ж ему идти из дома) и Чекулин, который, наконец осознав, что случилось непоправимое, сказал: сообщу, мол, в правоохранительные органы после праздника, так как на 8 Марта планировал осчастливить своим визитом супругу, проживающую в Московской области. 

Однако надо избавляться от трупа. Его можно было бы вывезти на машине за город и там где-нибудь спрятать. План примитивный, но, как оказалось, не столь легко воплощаемый. 

Приятели вечером отправились в гараж к Комиссарову. Кстати, по пути Артемов выбросил орудие убийства (молоток) – ни к чему ему дома улики. Владелец «пятерки» согласился помочь товарищам, втроем сели в машину, Чекулин – за руль. Однако им не повезло. Инспектор ДПС около полуночи получил из дежурной части полиции наукограда сигнал: красным «жигуленком» предположительно управляет нетрезвый водитель. 

Остановив автомобиль, выезжавший из дворов, сотрудники Госавтоинспекции убедилась, что все трое (водитель и два пассажира) изрядно пьяны. Всех доставили в отделение полиции для установления личности. На водителя и собственника авто составили протоколы об административных правонарушениях, а «пятерку» эвакуировали на штрафстоянку. 

Когда троицу отпустили, Артемов и Чекулин вернулись в лифтовую. Там их ждал неприятный сюрприз – труп стал попахивать. Собственно, товарищам аппетит это нисколько не испортило, они тут же направились к столу опрокинуть рюмочку-другую. Но забеспокоились – вдруг дворники учуют характерный запах и позвонят в полицию. 

На зов о помощи примчался Комиссаров. Труп был завернут в полиэтиленовые пакеты и источал тошнотворный аромат. Под покровом ночи убиенного вынесли на улицу и оставили между домом и детским садом. 

То еще зрелище: выходишь утром на лоджию, а в нескольких метрах труп с черным пакетом на голове! Такую картинку лицезрела жительница дома, другая, спеша по делам, чуть было не натолкнулась на тело. Обе – сразу звонить в полицию. 

На что рассчитывали злоумышленники – непонятно. Выпивохи со стажем – это да, но дилетанты в «мокрых» делах. Когда к Артемову в лифтовую постучали сотрудники правоохранительных органов, он уже вполне созрел для явки с повинной. Стоило протрезветь, чтобы осознать содеянное и раскаяться. 

Он рассказал все, что мог вспомнить о событиях той ночи: как с помощью удавки воспитывал невменяемого гостя, как вместе с Комиссаровым, желая выручить Чекулина, незамысловато избавлялись от трупа. Небезобидные, однако, действия. На языке уголовного закона Александр Артемов  совершил угрозу убийством (ч.1 ст.119 УК РФ), дважды затягивая на шее шнур, причиняя физическую боль. Вынос тела квалифицируется как заранее не обещанное укрывательство  особо тяжкого преступления (ст.316), действовали соучастники по предварительному сговору, согласованно. В зачете у Артемова и выброшенной молоток – пытался скрыть орудие преступления, дабы помочь Чекулину избежать ответственности. 

- В судебном процессе оба (Артемов и Комиссаров) полностью признали свою вину, - комментирует государственный обвинитель, старший помощник прокурора г.Обнинска Владимир Иванков. – Свою роль, конечно, сыграл алкоголь, однако совершение преступления в нетрезвом состоянии является отягчающим, а не смягчающим обстоятельством. Чекулин пытался всю вину в случившемся перевалить на потерпевшего: если бы он не совершил кражу, если б не встретился на пути и не пришел бы в лифтовую, то был бы жив и никто бы не оказался на скамье подсудимых. Поражает безразличие, с которым действовали фигуранты: после убийства они продолжали пить в помещении, где лежал труп, пытаясь решить вопрос, как от него избавиться, и, поскольку не смогли далеко унести тело, просто выкинули его в кусты – именно так они говорили в суде. 

Подсудимые на учете у психиатра и нарколога не состояли. То есть, в общем-то, здоровые люди. Вот разве что у Чекулина эксперты обнаружат «неглубокие изменения со стороны интеллектуальной сферы». А на момент убийства – элементарное алкогольное опьянение, ни бреда, ни галлюцинаций. Да  он и сам настаивал, что все помнит. Убивать не хотел, планировал утром на следующий день отвезти проворовавшегося приятеля в Малоярославец, где с ним работал, и передать чоповцам – пусть разбираются. А Шевелков, мол, набросился на него. Испугавшись резкого движения, Чекулин тюкнул его молотком по голове – «автоматически», в силу профессиональной привычки делать два несильных удара молотком при выполнении работ. Шевелков после этого был жив. 

Как показала экспертиза, четырьмя ударами Чекулин размозжил череп собутыльнику. Правда, заметим, что его организм был перенасыщен алкоголем, может, это как-то облегчило его уход. 

Суд обязан при вынесении приговора принять во внимание все моменты. Как правило, об этом хорошо осведомлены подсудимые, так что готовят свои козырные карты в надежде на смягчение наказания. Вот, к примеру, Артемов вспомнил о родителях-пенсионерах, об их неважном здоровье и инвалидности матери. Комиссаров – о своем малолетнем ребенке. У Чекулина, оказывается, ряд заболеваний – куда же с ними в тюрьму. А вот когда пили ночи напролет, занюхивая трупным ароматом, обо всем об этом не вспоминали. 

Беспристрастный суд учел все обстоятельства и вынес такой приговор: А. Артемов (1971 г.р.) и А. Комиссаров (1973 г.р.) будут исправляться на условном сроке (два и полтора года соответственно) и при этом находиться под присмотром специализированного государственного органа. Н. Чекулин (1964 г.р.) на 9 лет «командирован» в колонию строгого режима. 

Вот так сложилась жизнь этих людей до и после рокового застолья.

Людмила СТАЦЕНКО

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме