До чёрта – близко, до Петушков – высоко

11:40, 18 ноября 2021

В облдраме дают поэму постмодерниста Венедикта Ерофеева.

Фото: Вадим Рыбаков.
Фото: Вадим Рыбаков.

Ставить «Москву — Петушки», это странное произведение, казалось невозможным. Там на каждом шагу, в каждой фразе – беспробудно пьянствуют. А герой? Разве бывают героями алкоголики? Видимо, так и считали там, наверху, в советское время, потому что книга, написанная в 1969 – 1970 годах, не печаталась почти 20 лет, хотя разошлась в самиздатах, цитировалась, а позже стала активно ставиться на сцене, переведена на многие языки. 

Разглядел что-то большее в поэме, чем просто оду алкоголю, и режиссер и актер драматического театра Сергей Вихрев.

Его проникновенный моноспектакль проходит в зале под крышей, вдруг оказавшемся очень похожим на вагон электрички, в которой Венечка едет в какие-то невероятные Петушки к своей знакомой, по пути напивается, пьет все что придется. 

Мастерски сыграл интеллигентного человека, злоупотребляющего спиртным, Андрей Соловьев. Трагедия его героя становится очевидней, когда понимаешь, что он философ, эрудированный и умный, но в то же время его тяга к алкоголю противна. Плохое и хорошее, высокое и низкое каким-то непонятным образом переплетаются в нем. И хочется его пожалеть, потому что страдания его души очевидны. Он очень несчастен. Не зря говорят «пьет горькую». Его прозрения-откровения после выпитых им невероятных коктейлей только подчеркивают это. Горька исповедь человека, обреченного на смерть. Он пьет, разговаривает с попутчиками, опять пьет, добираясь из Москвы в Петушки. Он верит в Петушки как в спасение. Это ведь не просто станция с птичьим названием – это рай небесный, мечта Венечки о другой жизни, прощение. Многочисленные отсылки к Евангелию подчеркивают, что Венечка все же, превозмогая свои грехи, пытается идти к Богу. Но беспробудное пьянство ввергает его в сон, и он проезжает заветную станцию. И все – нет спасения. 

Полон надлома, обреченности и трагизма бег персонажа от четырех преследователей. Это бег загнанного зверя, понимающего, что уже не выбраться, не уйти, не спастись. Невероятное напряжение испытывает актер и вместе с ним весь зал в финале спектакля, хотя и похохатывал при живописаниях многочисленных изощренных напитков, употребляемых Венечкой. Это смех сквозь слезы, сквозь плач души.

В хмельном тумане не видно дороги. И если, по словам персонажа, сколько ни пей, все равно окажешься на Курском вокзале, то в райские Петушки путь в таком состоянии заказан однозначно. 

Татьяна Петрова.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.




Новости ВРФ