«Надо, Федя, надо!»

08:43, 14 ноября 2013

Кто выдаст бывшим заключённым «пропуск» в жизнь на воле?

Две тысячи человек выходит ежегодно из исправительных учреждений нашей области. Вчерашнему осужденному надо где-то жить, что-то есть и вообще найти свое место под солнцем. А свобода, вернее общество, не ждет его с распростертыми объятиями. На каждом бывшем зеке словно клеймо – социум его отторгает. Причина в менталитете российских законопослушных граждан? На Западе, к примеру, иначе относятся к тем, кто прошел через наказание, то есть искупил вину, в прошлых «заслугах» там никого не упрекнут. Или самих бывших устраивает роль изгоев? Каждый второй ведь возвращается на нары.

На прошлой неделе в женской исправительной колонии №7 состоялось обсуждение темы ресоциализации, или социальной интеграции, в общество бывших осужденных. За большим круглым столом собрались журналисты и представители заинтересованных сторон – государственных и общественных институтов, в основном люди, занимающиеся проблемой по долгу службы. Но на самом деле это «заноза» всего нашего общества. Как правильно было замечено, решение обсуждаемой проблемы нужно не им (бывшим осужденным), а нам с вами - тем, кто на свободе, чтобы мы не стали очередной жертвой преступления.

Кто не работает, тот… ест

Представьте себе картину: человек много лет провел в неволе. В колонии о нем заботились: его кормили, дали образование (даже вуз желающие закончат без отрыва от отсидки), рабочую специальность, денежка (зарплата) накапала на личный счет, билет ему купили до места жительства, приодели по сезону за казенный счет и… выпустили.

Хорошо, если есть куда гражданину вернуться, если возьмут на работу. А если нет?

По решению областной межведомственной комиссии по профилактике правонарушений разработана форма для резюме, которую осужденные заполняют за месяц до освобождения, и далее уже центры занятости ищут подходящие вакансии. Заместитель директора Калужского центра занятости Ирина Ополовнина не скрывает: не все организации хотят брать бывших осужденных, что вполне можно понять. Хотя в некоторых сферах (металлообработка, сельское хозяйство) работодатели не столь привередливы. Важный момент: можно обучаться востребованной профессии за счет службы занятости, потом помогут и трудоустроиться. В этом году обучили четырех человек. Не густо для Калуги, но пока только взят разбег. Главное, возможность такая есть, но, увы, кто-то, получив специальность, из орбиты исчезает, по телефону не свяжешься – абонент уже недоступен.

Главный специалист отдела регионального министерства труда, занятости и кадровой политики Альберт Спиридонов дополнил картину. В центрах занятости области ежегодно можно увидеть всего до 200 человек из числа освободившихся. Процент трудоустройства весьма не велик – граждане на это не мотивированы. Их привлекает… пособие по безработице. Каждого второго из зарегистрированных в центре занятости потом снимают с учета по негативным причинам. Не горят они желанием искать работу. Как считает Альберт Евгеньевич, работать с этой категорией граждан надо до их освобождения, что и стараются делать центры занятости в тех районах, где базируются исправительные учреждения.

Пытались у нас в регионе на законодательном уровне ввести квотирование рабочих мест для такой категории граждан. Но соответствующего федерального закона нет, потому и ничего не получилось. Зато удалось внести изменения в программу занятости населения, которые касаются трудоустройства освободившихся. Первый момент: на их обучение в этом году выделено 300 тысяч рублей (14 человек уже обучены). Второй: чтобы заинтересовать работодателя, ему возмещают выплаченную бывшему осужденному зарплату в пределах прожиточного минимума на территории области до 6 месяцев. Заодно и гражданин проходит соответствующее испытание: выдержит – с ним продолжат трудовые отношения.

Конструктивный подход. Отчетные цифры пока маловаты. Но, как нас заверили, во-первых, такая работа началась только с июня. Во-вторых, не будем забывать, что кто-то устраивается на работу без помощи центров занятости. К примеру, женщины, получившие профессию швеи в ИК-7, востребованы на воле, устраиваются и успешно работают в различных ателье.

Если не зарабатываешь - значит, воруешь?

Однако не все так радужно в этом вопросе. И здесь уже мало что зависит от усилий конкретных местных ведомств.

Освободился гражданин – в трехдневный срок должен встать на учет в полиции. Его проживание по адресу регистрации проверят, а вот контроль за трудоустройством в компетенцию полиции не входит. Не предусмотрена у нас законодательством ни административная, ни уголовная ответственность за тунеядство. Даже такого понятия теперь не существует, хотя выросло целое поколение тех, кто не умеет и не хочет работать. Одна из издержек демократических завоеваний. Она нам уже аукается и пенсионными проблемами, и вот конкретно рецидивной преступностью: если не зарабатываешь на хлеб – значит, воруешь?

Есть еще одна проблема, когда родственники встречают вчерашних сидельцев как национальных героев. Это подметила Ольга Копышенкова, уполномоченный по правам ребенка. «Отдохни», - говорят родители своему чаду и сажают себе на шею, а оно привыкает к иждивенчеству. Эту категорию, по мнению Ольги Александровны, особенно тяжело реабилитировать.

«Мама+» и не только

Интересный опыт ресоциализации осужденных накоплен в ИК-7, хотя женская колония существует всего 2,5 года. 37,8 % женщин осуждены за убийства и нанесение тяжких телесных повреждений со смертельным исходом; 34,3 % - за наркотические преступления.

- Если женщина попала сюда, значит, у нее произошел конфлит с обществом, - говорит начальник колонии Людмила Мелекесова. – Наша основная задача этот конфликт вскрыть, то есть установить причины, которые привели ее сюда, и в дальнейшем подготовить к интеграции в общество.

Работа эта разноплановая и масштабная. Вот лишь несколько штрихов. Здесь всерьез озабочены здоровьем женщин, считая, что оно – важный фактор, влияющий на возможность ресоциализации. Есть чему вольным и позавидовать: в местной больничке современное медицинское оборудование, регулярные профосмотры… У осужденной вовремя обнаружили опухоль, сейчас проходит лечение. Вы, женщины с воли, давно проходили маммографию?

ВИЧ-инфицированные и страдающие вирусным гепатитом тоже получают необходимую медицинскую помощь.

О трудозанятости в колонии мы уже не раз рассказывали. Работой обеспечиваются все трудоспособные осужденные. Среднемесячная зарплата составляет 6700 рублей. На швейном производстве ударницы получают и по 16-18 тысяч рублей. Женщины погашают иски, помогают семьям.

А уж какие здесь творчески одаренные личности срок отбывают! Кстати, самодеятельность – это не просто досуг, но и

своеобразная школа выстраивать отношения в коллективе, очень важно научиться уступать и даже подчиняться.

Проект «Мама+», калужское ноу-хау, единственный в России. Главная его цель – восстановление кровных отношений матери и ребенка, пробуждение в женщине материнских чувств.

70% осужденных имеют детей, 90% из них поддерживают связь с семьей, но 24 женщины не общаются с детьми. Они либо лишены родительских прав, либо их дети переданы в приемные семьи. Администрация колонии во взаимодействии с уполномоченным по правам ребенка Ольгой Копышенковой уже восстановили детско-родительские отношения 20 осужденных. Кто-то из них готов после освобождения вернуть ребенка, а это сильнейшая мотивация начать жизнь с чистого листа.

Одну из трогательных историй рассказала Ольга Александровна. Приемная мама, узнав о проекте, была «за», чтобы привезти ребенка в колонию на встречу с мамой.

Духовному возрождению и становлению здесь придают особое значение. На территории колонии построен храм Св.Николая Чудотворца. Его настоятель протоиерей Евгений рассказал об участии в процессе ресоциализации осужденных священнослужителей, в том числе монахинь Спасо-Преображенского Воротынского монастыря.

- Необходимо общение и не только религиозного плана, что помогает становлению женщин как личности, - говорит отец Евгений. – Что меня поразило. Постоянно слышу: «Слава Богу, что я попала сюда. Я только поэтому пришла к Богу, и только здесь мне открылся мир, открылись глаза. Без этого бы я пропала».

Протяните руку помощи

Итак, повторимся: перед освободившимся гражданином стоит как минимум три проблемы - где работать, где жить и где брать деньги на жизнь. Поговорим теперь о крыше над головой. Если человек выходит «в никуда» (ну нет у него своего дома и родственников), руку помощи ему протянут в областном социальном центре по оказанию помощи лицам без определенного места жительства, где создано специальное отделение для ранее судимых или только освободившихся из мест лишения свободы. Там помогают выправить документы, трудоустроиться, пенсионеров и инвалидов оформят в дома-интернаты, при необходимости предоставят кров не на три месяца, а до года.

За 9 месяцев через отделение прошло 119 таких постояльцев. Девять человек направлены в дома-интернаты, 33-м оказано содействие в трудоустройстве. Центры занятости ищут вакансии с проживанием. Однако, по словам Галины Еремович, начальника отдела министерства по делам семьи, демографической и социальной политике, далеко не все, приняв помощь, начинают иную жизнь. Пока холода – учреждение переполнено, потеплеет – и контингент бежит на волю, прелести бомжатского существования им больше по душе.

Как бы там ни сопротивлялись бывшие осужденные, их адаптацией стараются заниматься госорганы и общественные структуры. По мнению заместителя начальника юридического отдела аппарата уполномоченного по правам человека Владимира Набиркина, надо побуждать органы местного самоуправления, негосударственные организации, коммерческие, юридические лица и просто граждан интересоваться судьбой этих людей, конкретно помогать, адресно. К примеру, вернулся человек после отсидки домой в деревню, дом в запустении. Помогите отремонтировать – дайте стройматериалы, а не деньги, проконтролируйте процесс.

Как правильно отметил в самом начале разговора начальник регионального УФСИН Сергей Патронов, реформирование уголовно-исполнительной системы нельзя рассматривать как внутреннее дело одного ведомства. Поэтому в решении многих вопросов, в данном случае в первую очередь по социальной реабилитации осужденных, необходимо понимание и помощь всего общества.

Не забывайте: две тысячи осужденных после отбытия наказания в колониях вливаются в социум.

Людмила СТАЦЕНКО.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.




Новости ВРФ