Всероссийский батюшка

10:20, 10 января 2014

20 декабря/2 января – день памяти одного из великих русских святых – праведного Иоанна Кронштадтского.

Когда он, молодой священник, начал в 1855 году служение в Андреевском храме города Кронштадта, поначалу никто не обратил на это особого внимания. А спустя несколько лет тысячи людей со всех концов России приезжали в Кронштадт только для того, чтобы повидать его, попросить совета и молитв. Куда бы он ни приезжал, всюду его ждали толпы людей. Отец Иоанн не только служил в Кронштадте и в Петербурге, но совершал дальние поездки. Бывал и в Калуге, творил на нашей земле дела милосердия. В память о его приезде на стене Свято-Троицкого собора помещена табличка, сообщающая, что 14 мая 1895 года здесь служил Божественную литургию отец Иоанн Кронштадтский. Какая радость тогда была калужанам! В память пребывания в Калуге «всероссийского батюшки» – именно так его называли люди, открылась в помещении железнодорожного вокзала Калуга–1 часовенка в честь его имени.

В чём же была особая притягательность этого священника для людей?

Возрастание

Иван Сергиев родился 19 октября 1829 года в маленьком северном селе Сура Архангельской губернии в семье псаломщика Ильи Сергиева. Семья Вани была глубоко верующей. Детские впечатления порой остаются с нами на всю жизнь. Так и Иван на всю жизнь запомнил, как, просыпаясь среди ночи, видел свою мать Феодору Власьевну молящейся на коленях, а маленький огонёк лампады перед иконой таинственно освещал комнатку спящих детей.

Пришло время отдавать сына в учение. С трудом собрав деньги, отец повёз Ивана в Архангельское училище. Одиноко ему там было. А тут ещё беда – не шла учёба. Но не унывал, по примеру своей матери усиленно молился Богу. И однажды ситуация неожиданным образом разрешилась. Сам батюшка вспоминал: « Ночью я любил вставать на молитву. Молился я чаще всего о том, чтобы Бог дал мне свет разума на утешение родителям. И вот, как сейчас помню, однажды был уже вечер, все улеглись спать. Не спалось только мне, я по-прежнему ничего не мог уразуметь из пройденного, по-прежнему плохо читал, не понимал и не запоминал ничего из рассказанного. Такая тоска на меня напала: я упал на колени и принялся горячо молиться.

Не знаю, долго ли я пробыл в таком положении, но вдруг точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове и мне ясно представился учитель того дня, его урок; я вспомнил даже, о чём и что он говорил. И легко, радостно так стало на душе. Никогда не спал я так спокойно, как в ту ночь. Чуть светало, я вскочил с постели, схватил книги и – о счастье – читаю гораздо легче, понимаю всё, а то, что прочитал, не только всё понял, но хоть сейчас и рассказать могу» (Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский).

С той поры учёба пошла. Из последнего ученика Иван постепенно стал первым. Прекрасно окончив училище, поступил в духовную семинарию на казённый счёт. Более всего Иван радовался, что отцу уже не придётся собирать последние крохи, чтобы заплатить за учёбу сына. А после семинарии Иван закончил ещё и Санкт-Петербургскую духовную академию.

Выбор пути

Иван хотел принять монашество и посвятить жизнь миссионерской работе в далёких землях. Но однажды во сне увидел себя священником в красивом незнакомом соборе и принял это как указание будущей судьбы. В 1855 году (в 26 лет) он принимает предложение занять место священника в Кронштадте (в 25 верстах от Петербурга). Впервые войдя в Кронштадтский Андреевский собор, отец Иоанн с изумлением обнаружил, что именно его-то он видел во сне. В нём он будет служить более пятидесяти лет – до самой своей кончины.

Рассказ одного ремесленника

При первом знакомстве со своей паствой отец Иоанн увидел, что это люди православные по крещению, но почти забывшие о своей вере, и что ему предстоит здесь, недалеко от столицы православной империи, не меньше деятельности, чем то было бы в далёких языческих землях.

Рабочий люд морского городка жил в пьянстве, грязи, нищете, в скверных бараках, а то и в землянках. Среди таких «отбросов общества» начал своё служение молодой батюшка. Он не звал их в храм на службы - сам шёл в их трущобы. Не презирал, не обличал, только помогал всем чем мог: служил молебны о здравии болящих и панихиды по усопшим, крестил детей, утешал отчаявшихся матерей, покупал на свои деньги еду, лекарства, присылал лекарей и оплачивал их визиты. Всю зарплату до последней копейки отец Иоанн мог отдать нищим. Не раз бывало, его жене кричали: «Елизавета, опять твой босиком идёт». Отец Иоанн частенько приходил домой без сапог или без теплого пальто или шапки – снимал с себя и, не раздумывая, отдавал первому встречному босому или раздетому.

Вот только один рассказ ремесленника из сотен подобных о действии отца Иоанна на душу человеческую. «Мне было тогда годов 22-23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел в первый раз батюшку. У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала… Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково.

 Ребёнок серьёзно слушает… я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки ласковые и серьёзные меня остановили, стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит – прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать всё, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что, где дети, там всегда и тепло, и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, всё оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушёл он, я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал».

День отца Иоанна

Как протекала его жизнь? Вставал около четырёх часов утра, чтобы подготовиться к служению Божественной литургии. Когда приходил в Андреевский собор, толпы людей уже ждали его. Тут же стояли нищие, которым отец Иоанн раздавал по пяточку на дневное пропитание.

Когда батюшка служил, Андреевский собор, вмещавший более пяти тысяч человек, был переполнен! Сотни людей желали исповедоваться у отца Иоанна. Он не мог выслушать каждого, а потому был вынужден ввести так называемую «общую исповедь». Производила она на всех участников потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь, свои грехи. Причастие из-за огромного числа причастников могло длиться час и более.

Едва выпив чаю, отец Иоанн в сопровождении толп народа спешно отправлялся по бесчисленным вызовам к тем, кто ждал его посещения. С первых дней своего служения батюшка решил никому не отказывать в просьбе помолиться или помочь чем может. И помогал всю жизнь: православным, мусульманам, иудеям, католикам, людям неверующим. Помогал всем, но в то же время учил, что спасающая Истина – только в Православии.

Редко приезжал отец Иоанн на свою квартиру раньше полуночи. Около дома его уже поджидали нищие, которым он снова давал по пяточку, чтобы они могли заплатить за свой ночлег.

Придя наконец домой, читал вечерние молитвы, каким бы усталым ни был. А утром – снова подъём до рассвета, подготовка к Литургии, без которой отец Иоанн не мыслил жизни. Снова - толпы ожидающих, скорбящих, просящих, надеющихся на него людей. Ведь его молитва творила чудеса, его слово было способно исцелить человека.

«Береги свой ум»

Несмотря на сверхзанятость, отец Иоанн находил силы писать «Духовный дневник» – удивительную книгу о своей борьбе со страстями, о падениях, поражениях и победах. Сейчас издано несколько томов его дневников, ведь он писал их в течение более пятидесяти лет! Читая «Дневники», можно увидеть, что он постоянно старался придерживаться правила, которое сформулировал для себя на основе учения святых отцов: «Береги свой ум». Это значит - следи не только за тем, что видно людям со стороны: что и как ты говоришь, что делаешь, но и за тем, что не видно никому: что происходит в твоей душе, каковы твои мысли - дурны, завистливы или доброжелательны. Дурное исправляй, хорошее укрепляй. Всегда поступай по совести...

О хранении церковных традиций

В то время, чтобы считать себя православным христианином, достаточно было причаститься раз в год. Многие так и поступали и жили спокойно дальше - пока не грянула революция, в щепы разнёсшая эту ложную православность.

Иоанн Кронштадтский возродил в России практику частого причащения. У «православных обывателей» это вызывало шок. В Святейший Синод летели жалобы недовольных церковным «преобразователем». Но если отец Иоанн что и исправлял, то – церковные недостатки, а не правила, которым следовал строго и других учил тому же. К примеру, неукоснительно соблюдал все православные посты.

Однажды во время Великого поста отец Иоанн, тогда ещё студент академии, сильно заболел и был уже при смерти. Врачи уговаривали молодого человека нарушить пост. Наконец он сказал, что решится на это, если мать разрешит. Феодора Власьевна такого разрешения не дала. Врачи продолжали настаивать на своём. Но он укрепился материнским благословением положиться на волю Божию и наотрез отказался от скоромной пищи. И… очень скоро пошёл на поправку. Тот случай на всю жизнь стал ему уроком. Ни при каких обстоятельствах жизни не нарушал он ни постов, ни иных правил, установленных Церковью.

Благотвори-тельность

Отцу Иоанну жертвовали огромные суммы денег, которыми он помогал всем обращавшимся. Сам же не имел за душой лишней копейки. Даже квартира, в которой жил, была казённой, в доме для церковного причта (служителей) Андреевского собора.

Именно он основал в России традицию строительства домов трудолюбия. В 1882 году в Кронштадте был возведён первый подобный дом. При нём - школа, церковь, столовая, приют. Идея создания домов трудолюбия была подхвачена в России: к концу XIX века их было уже около ста.

В Петербурге его трудами и любовью встал Иоанновский женский монастырь. Там отец Иоанн и завещал себя похоронить. В советское время монастырь был закрыт, монахини – одни сосланы в концлагеря, другие – расстреляны. Вход внутрь монастыря был запрещён, а могилу отца Иоанна залили бетоном. Но люди помнили своего святого помощника, приходили к стенам монастыря и молились снаружи. Их разгоняли, они безропотно расходились, а чуть погодя приходили вновь.

Теперь монастырь на Карповке открыт, идут службы, течёт монашеская жизнь, в нижнем (подземном) храме монастыря находятся мощи святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Вот вам ложечки

Однажды приехали в Кронштадт молодые люди – студенты Петербургского университета. Они много слышали о благодатных дарованиях отца Иоанна, но сами ехали к нему поразвлечься, сообщить потом друзьям, что вот, мол, поболтали со знаменитым батюшкой «на духовные темы».

Добрались до дома отца Иоанна. А там, как всегда, толпы народа, на которые молодые люди смотрели с насмешкой. Долго дожидались они встречи со священником, и это им надоело. Они спросили у женщины, которая помогала отцу Иоанну, сказала ли она об их приезде. Наконец минут через пять женщина снова вошла в гостиную, в руках у неё был поднос с двумя стаканами воды, и в каждом - чайная ложка: «Вот батюшка прислал вам. Вы приехали «поболтать», так вот ложечками в стакане и поболтайте. А батюшке с вами некогда болтать, он уже в собор ушёл».

Чуть слышно, на цыпочках, приятели попятились из передней, схватили там свои пальто и скрылись за дверями. Их трясло как в лихорадке. Долго они потом помнили эту свою поездку с целью «поболтать» с отцом Иоанном.

Дар прозорливости помогал священнику не только подавать нужную помощь сотням людей, ежедневно приезжавших к батюшке с делами наиважнейшими, но и обличать людей лукавых, ни к чему, кроме своего удовольствия, серьёзно не относившихся.

* * *

Что давало силы отцу Иоанну год за годом вести беспокойную жизнь, постоянно пребывая в гуще людей, каждому из которых требовалось его время, внимание, помощь, молитвы? Священник сам говорил об источнике своих сил: православная вера.

Главным смыслом его служения было исполнение заповеди Христовой: «возлюби ближнего своего как самого себя», и «нет больше той любви, если кто положит душу свою за друзей своих». Потому-то и ехали к нему со всех концов России, что знали: отец Иоанн отнесётся с любовью к каждому человеку, независимо от его национальности, вероисповедания, положения в обществе. Тянулись к нему, и, видя его горячую веру во Христа, сами начинали оживать душой. Его вполне можно назвать Апостолом России конца XIX – начала XX веков, потому что целые слои русского народа он вернул к вере. Когда, совсем скоро, настанут гонения на веру, многие из этих людей не будут равнодушно наблюдать, как в России XX века вновь распинают Господа, но примут венец Христов – станут святыми мучениками и исповедниками.

Юлия БЕЛКИНА.

Поделиться с друзьями:

Комментарии

соломон 19.01.2014 13:09:50

из дневника Иланна Кронштадского: ‘Господи, не допустиЛьву Толстому, еретику, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы... Возьми его с земли- этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь.‘

Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.




Новости ВРФ