Трудное возвращение

10:46, 08 мая 2014

Каждый пятый осуждённый к лишению свободы сидит в исправительных учреждениях нашей области за наркотики.

Это 1088 человек. И как показывает статистика заболеваемости, в целом по стране из года в год увеличивается количество наркозависимых, содержащихся в колониях. Если в 2003 году в учреждениях УИС их находилось всего 17 с половиной тысяч, то в 2010-м – уже более 60 тысяч. И темпы не снижаются.

Десять процентов из всего количества наркозависимых осужденных – женщины. В нашей, Калужской, ИК-7 их 62. Это те, кто стоит на диспансерном учете в медчасти.

На прошлой неделе в «семерке» состоялся «круглый стол» по проблемам медико-социальной реабилитации наркозависимых осужденных. Федеральной службой исполнения наказания утверждена соответствующая программа. В ней, в частности, предусмотрено создание центров реабилитации для больных наркоманией непосредственно в колониях. На «круглом столе» и попытались обсудить саму идею, как ее воплощать и главное - как решать проблему комплексно.

- Нашей системе дано право проводить обязательное лечение осужденных наркозависимых. Но своими силами вряд ли мы справимся, - сказала Ирина Садыкова, заместитель начальника МСЧ-62. – Рано или поздно женщины возвращаются в общество. И как показывает практика, очень высок риск рецидивов именно в первые три месяца после освобождения. Чтобы нивелировать эту ситуацию, женщин надо подготовить на этапе содержания их в исправительном учреждении.

Как отметила Ирина Тагировна, именно в уголовно-исполнительной системе существуют благоприятные условия для их лечения и реабилитации. Во-первых, это полная изоляция от той среды, в которой они находились, от наркотических препаратов, то есть прослеживается так называемая вынужденная ремиссия. Во-вторых, именно здесь эффективен контроль за качеством их лечения, что очень важно.

Вообще лечение больных, их медицинское обслуживание в учреждениях УИС начинается уже в следственном изоляторе. Все поступившие в СИЗО проходят освидетельствование, выявляются в том числе и наркозависимые, с которыми в дальнейшем работают медики. Потом они попадают в колонии. Сама жизнь диктует необходимость создания там лечебно-реабилитационных центров.

В нашей области первый появится именно в женской колонии, где будет создан специальный отряд на 58 человек, на ремонт помещения выделены деньги.

В чем суть проблемы? Во всей России всего девять лечебно-исполнительных учреждений для осужденных с наркотической зависимостью: восемь – для мужчин, одно – для женщин – в Чувашии на 100 койко-мест. Если учесть, что в учреждениях УИС содержится более 60 тысяч наркоманов, решить именно женскую проблему невозможно. Да и мало кто желает ехать так далеко. А женщины направляются на лечение только на основе принципа добровольности. Так что, возвращаемся к исходной точке – вся надежда на реабилитационный центр.

Как заметила начальник ИК-7 Людмила Мелекесова, у большинства осужденных женщин еще не сформированы окончательно личностные качества, на дальнейшую их адаптацию и интеграцию в обществе могут повлиять профилактические и коррекционные мероприятия.

Создание центра – дело новое, снять кальку практически не с чего, но с чего-то же начинать надо. По мнению замначальника регионального УФСКН Андрея Гынгазова, колония – уже сама по себе реабилитационный центр по признакам, названным выше. А вот что дальше, на воле? Его предложение – в каждом районе создавать мотивационные кабинеты, где будут работать нарколог и психолог. Кстати, намечается более тесное сотрудничество со специалистами наркологического диспансера, врачи будут приходить на консультации в колонию регулярно.

Сергей Фафонов, президент региональной общественной организации содействия здоровому образу жизни «Здоровье нации», выразил готовность консультировать родителей перед освобождением их детей, поскольку считает, что 70-80 процентов успеха адаптации в обществе бывших осужденных зависит именно от членов семьи. Общественная организация готова подсказать, куда людям обратиться в решении их вопросов по трудоустройству, дальнейшему лечению и так далее.

Возможно, понадобится в перспективе патронаж социальными службами семей с проблемами наркомании. И вообще нужны какие-то креативные формы участия различных заинтересованных ведомств в новом направлении оказания наркологической помощи. Главное, как отметил руководитель УФСИН Сергей Патронов, не заговорить проблему.

Все предложения и идеи по созданию центра после анализа дополнят проект программы, разработчиком которой выступает ИК-7. Ну а мы будем следить за ее реализацией.

После обсуждения участники «круглого стола» пошли знакомиться с условиями содержания осужденных. А журналист побеседовала с двумя молодыми женщинами. Наш откровенный разговор состоялся на условиях анонимности. Ира попала в колонию в 21 год на шесть лет, Кира – в 23 на восемь с половиной лет по одной статье УК РФ – 228. Обе следующей весной освобождаются.

- Какая беда вас сюда привела?    

Ира: - У меня была марихуана, «травка» в простонародье. Я училась на третьем курсе по специальности «макробизнес государственного муниципального управления». Но любовь, как известно, зла, я сожительствовала не с тем человеком, с которым следовало бы.

Кира: - Я тоже жила с мужчиной, который «выручал» кого-то. Мое участие в том, что я знала, чем занимается мой сожитель, но ничего не сделала, чтобы либо прекратить его занятие, либо уйти от него.

- Сами пробовали наркотики?

Ира: - Пробовали, конечно, что скрывать.

- Ну и зачем, что в этом хорошего? Почему не сработал тормоз?

Ира: - Сначала казалось – просто забава. А когда «вгрызаешься», это затмевает все. Я рада, что не зашло дальше. Пусть случилось так жестоко – на шесть лет меня «притормозили», но ведь могло быть и хуже.

Кира: - Мне было 15 лет, когда я начала употреблять. Один предложил, другой уговорил, сказав, что будет хорошо. На меня повлияло мнение моего окружения, которое было старше меня. Ну вот так получилось в моей жизни. Прошлое я изменить уже не могу, от меня теперь зависит только мое будущее.

- Каким вы его видите для себя?

Кира: - Меня дома ждут родители, сестра, бабушка, дедушка. Ну как планирует жизнь любая девушка? Учиться, выйти замуж, родить детей.

Ира: - И у меня есть мама, дядя. Бабушка с дедушкой живут в Питере. Они не знают, что я сижу. Мне стыдно перед ними. Они блокадники. Мама им благополучно врет: мол, живу с молодым человеком, от меня пять лет ни слуха, ни духа. Пусть лучше так считают, иначе они не поймут. Да, хочется полноценную семью. Мы столько времени здесь потратили! Можно сказать, что впустую, хотя и опыт приобрели огромный. Мысли встали на место. Мы умираем, мечтаем скорее домой. Такое впечатление, что здесь мы не пять и семь лет, а целую вечность.

- Вы готовы к тому, что не все вас примут с распростертыми объятиями? Где найдете себе применение?

Кира: - Конечно, немного страшно. Но постараюсь повысить свою квалификацию. Ведь я в местах лишения свободы многому научилась – я очень хорошая швея, портниха.

Ира: - Кира у нас бригадир закройного цеха, обеспечивает выкройками все наше швейное производство. Я в данный момент старший дневальный отряда. Это 90 человек. Я как мамка с ними: слежу, чтобы все были ухожены, соблюдали распорядок дня. Когда приезжают новенькие, они как младенцы ничего не понимают, что происходит, им страшно. Ну а дальше я вижу себя риэлтором. Я обязательно доучусь, получу высшее образование, должность продавца или дворника меня не устраивает. Понимаю, что мою биографию не сотрешь, но я буду стремиться к тому, чтобы добиться своей цели, чтобы обеспечивать себя и маму. У нее третья группа инвалидности, ей тяжело без меня. Тяжелее всего не нам, а нашим мамам, которые слезы на подушку ночами проливают.

- Много рядом с вами девчонок, которые тоже оптимистично смотрят в будущее?

Кира: - А другого выбора не остается.

- Что вы скажете тем, кто на воле и ходит по лезвию ножа?

Ира: - Не будьте легкомысленными, думайте своей головой. Наркотики – это не игрульки. Мы все здесь сидим не за килограммы, за «чуть-чуть». Но это «чуть-чуть» по Уголовному кодексу много весит.

Кира: - Надо чувствовать ответственность за себя, за будущее своих детей, если не хочешь перечеркнуть всю жизнь. Не прикасайся к наркотикам: ты либо умрешь, либо сядешь. Выбор-то невелик: либо строишь свою жизнь по своей мечте, либо все разрушаешь собственными руками.

Ира: - Главное – самому все осознать и захотеть самому все изменить к лучшему. Не будешь хотеть – никакие супер-пупер клиники, реабилитационные центры не помогут. Сейчас такой наркотик есть – «крокодил». Это сырье очень низкого качества, здоровье после него уже не восстановишь: координация движения нарушается, речи нет, руки-ноги опухают, девчонки все синие. У нас такие есть. Это страшно! Нужно черпать удовольствие от других вещей, которые не портят, а украшают жизнь.

- Пусть сбудется все, что вы задумали. Не подкачайте на воле. И пусть никакие трудности не сбивают вас с пути.

Людмила СТАЦЕНКО.
Фото Александра Зайко.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.




Новости ВРФ